Дебют Владимира Юровского в качестве худрука ГАСО

11.09.2011

 

vladimir_yurovskyСлучай беспрецедентный не только в отечественной, но, вероятно и в зарубежной новейшей музыкальной истории, когда худруком оркестра назначается дирижер, ни разу с этим коллективом ранее не выступавший. «Первый блин» получился отнюдь не комом.

Выбранная для дебюта программа оказалась традиционной и не включала ни одного малоизвестного сочинения. Концерт открылся сюитой из музыки балета Игоря Стравинского «Жар-птица» в авторской редакции 1919 года, причём дирижёр остановил выбор на более лаконичном варианте сюиты, чем более известная редакция 1911 года. Её же, кстати, выбрал для своего дебюта в качестве худрука другого московского оркестра — «Русская филармония», младший брат нынешнего дебютанта — Дмитрий Юровский.

Вариант 1919 года менее пышен, более графичен, что в большей мере соответствует и стилю музицирования Владимира Юровского. «Поганый пляс Кощеева царства» заменен в нём на менее экспрессивный даже по названию «Танец Кощея». Не исключено, впрочем, что имела место неточность перевода – «Хоровод царевен» переведен как «Хоровод принцесс». Стиля a la Russ не было и в помине, зато ярко проступило более совершенное мастерство оркестровки, которого спустя 9 лет после премьеры балета достиг Игорь Стравинский.

Далее в сопровождении ГАСО выступила молодая немецкая скрипачка Юлия Фишер. Она с блеском солировала в «Поэме» для скрипки с оркестром Эрнеста Шоссона, очень ярко исполнила концертную Рапсодию для скрипки с оркестром Мориса Равеля «Цыганка», в которой проявила свои виртуозные качества. Она была великолепна — свободна и органична. Казалось, технические трудности для нее не существуют — солистка не преодолевала их, а просто музицировала. Скрипка работы Гваданини звучала очень красиво, оркестр также звучал превосходно. Владимир Юровский с коллективом, как партнеры, были на высоте — аккомпанемент был очень корректным и качественным.

Второе отделение было отдано «Симфоническим танцам» Сергея Рахманинова. Их интерпретация стала для российского уха не совсем привычной, но убедительной. Сочинение, как и большинство творений последнего десятилетия жизни Рахманинова, трагично — здесь звучит неотвратимая тема «Dies irae», которая является центральной для финала. У Юровского в трагизме музыки полностью отсутствуют элементы истеричности, которые зачастую проявляются у дирижёров — открытых эмоций не было, была напряженная сдержанность и графичность общего рисунка исполнения. Вероятно, сказывается сдержанность немецкой школы, которую впитал получивший в Германии музыкальное образование русский по происхождению дирижёр.

Нельзя не отметить отменного звучания ГАСО, который играл с нескрываемым удовольствием и энтузиазмом. Воодушевление было видно по лицам оркестрантов, оно же звучало в их репликах за кулисами, что, разумеется, является следствием разрешения конфликтной ситуации, в которой находился оркестр почти полгода — без дирижёра, не репетируя.

Владимир Юровский был представлен Министерством культуры в качестве нового худрука ГАСО 1 ноября. Встал он за дирижёрский пульт всего лишь за два дня до концерта, проведя перед этим семь многочасовых премьерных спектаклей «Руслана и Людмилы» в Большом театре и дав 29 октября концерт в Зале им. Чайковского с очень непростой программой с Российским национальным оркестром. То, как ГАСО выглядел после многомесячного простоя, свидетельствует об одном – Горенштейн оставил в наследство своему преемнику великолепно сыгранный и высокопрофессиональный коллектив, который невозможно подготовить за две репетиции — даже самому гениальному дирижёру.

Как же можно относиться серьезно к инвективам большинства музыкальных критиков, обвиняющих Горенштейна в непрофессионализме и посредственности? Каким образом дилетант смог на руинах ГАСО, в которых коллектив находился в 2002 году, воссоздать тот высокопрофессиональный коллектив, который публика услышала 11 ноября 2011? Как сегодняшние критики Горенштейна могут судить о его качествах, если большинства из них не было на его концертах уже много лет — я же был почти на всех его выступлениях в Москве.

Вот как пишет об этом один из самых именитых профессионалов Пётр Поспелов: «Должен отрапортовать, как один из музыкальных критиков, кто почти не ходил на концерты Госоркестра последние восемь лет: в наше культурное поле вернулся очень сильный коллектив». Невольно возникает вопрос — а кто этот очень сильный коллектив создал? Как можно оценивать качества музыканта, много лет не слушая его? По принципу: «Я роман Пастернака не читал, но скажу…»?

Всплывает ещё один вопрос — где были критики Горенштейна в течение девять лет пребывания его на посту главного дирижёра ГАСО? Что-то не встречались рецензии с критическим разбором его творчества. Сегодняшняя кампания против Горенштейна сильно смахивает на травлю, на возглас Яго над упавшим в обморок Отелло: «Вот лев ваш поверженный!»

Не призываю возлюбить Горенштейна, но хочу напомнить высказывание мыслителя Григория Померанца: «Стиль полемики важнее предмета полемики. Предметы уходят, а стиль остается и создает цивилизации».

Юбилейный концерт, посвященный 75-летию Государственного академического симфонического оркестра России им. Е.Ф. Светланова

Игорь Стравинский – «Жар-птица» – сюита из музыки балета (1919)
Интродукция. Жар-птица и её танец. Вариация «Жар-птицы»
Хоровод царевен
Танец Кощея
Колыбельная
Финал

Эрнест Шоссон – Поэма для скрипки оркестром ми-бемоль мажор, Ор. 25 (1896)
Морис Равель – «Цыганка» – концертная рапсодия для скрипки с оркестром (1924)
Сергей Рахманинов – «Симфонические танцы», Ор. 45 (1940)

Государственный академический симфонический оркестр России им. Е.Ф. Светланова
Дирижёр – художественный руководитель оркестра Владимир Юровский
Солистка – Юлия Фишер (скрипка, Германия).

Автор - Владимир Ойвин 28 ноября 2011